Детский курортный роман

Истории 

Мне было пятнадцать, я ехала на Байкал с детьми-экологами и краеведами в качестве корреспондента.

Для меня и моих подружек стало приятной неожиданностью, что с нами едут режиссер и оператор телевидения: двое симпатичных взрослых парней.

Обычно дорога начинается с приятных впечатлений, ожидания особой радости и веселья, новых знакомств.

Именно в поезде я познакомилась с Ним – обычным мальчишкой с голубыми глазами. Он приходил к нам в купе «посидеть», у нас было весело: четыре взрослых девчонки (я и мои одноклассницы), которые шутили, играли в карты, хором пели песни. Он брал с собой гитару, садился в уголок и что-то наигрывал, и вообще, вел себя скромно, тихо, иногда смущался.

Я первая завела с ним разговор, когда мы остались вдвоем. Я спросила, что он может сыграть на гитаре, а он «рисуясь» (как мне показалось) ответил: «Все, что угодно!»

Оказалось, что он не хвастался, он, и правда, мог сыграть всё, к примеру, напоешь ему мелодию из песни и через минуту Он ее уже играет. Наше общение дополняли философские разговоры и совместное пение.

Но влюбился он… в Наташку, в высокую красивую девчонку. Неудивительно, все мальчишки в нашем классе были в нее влюблены или немножко ей очарованы.

В поезде мы провели трое суток, а потом сели в автобус и продолжили путь.

Мы и Ним все больше и больше привязывались друг к другу, все больше и больше проводили времени вместе, мне нравилось, что с ним я могу поговорить обо всем на свете. И было немного жаль видеть, как ОН смотрит на Другую…

Когда мы приехали в поселок, нас встретили местные экологи и поселили в деревянном доме.

В помещении было три большие комнаты, коридор и столовая.

Естественно, что в одной из комнат поселили девчонок с женщинами, рядом находилась комната, которую заняла мужская половина группы.

В свободной комнате мы проводили литературные вечера.

Однажды кто-то предложил поиграть в игру «Письма». Правила игры такие: все берут себе псевдоним и пишут друг другу письма, только один почтальон знает, кто есть кто, и носит почту из «мужской» комнаты в «женскую», и наоборот. Все играющие должны угадать, кто скрывается под  псевдонимом.

ЕГО звали «Эдвин», почему-то я сразу это почувствовала и не ошиблась.  Я взяла имя «Гвендалин».

Девочки зачитывали письма от мальчишек и громко смеялись, кто-то признавался в любви, кто-то пытался флиртовать, иные пытались поговорить о чем-то нейтральном и т.д.

Мне написали четверо: Эдвин, Мистер Х, Тотошка и Джек Потрошитель.

Как я потом догадалась: Мистером Х был Его младший брат, Тотошка – оператор Женя, 28 лет; Джек Потрошитель – Виталя, мальчишка младше меня на два года, скромный эколог.

Переписка с Евгением мне понравилась, сразу было ясно, что мне пишет взрослый человек, очень наблюдательный. Я не могла решить до последнего: кто именно – Данил (режиссер) или Женя?

А с НИМ был откровенный «разговор» в письмах, Он перепутал меня с Наташкой и признавался в любви, в то время как саму Наташку Он перепутал с Катей. Я поддерживала миф о том, что я та, в которую Он влюблен.

Я дарила ему ответные комплименты, хвалила, восхищалась его музыкальными способностями, делилась своими романтическими мечтами, размышляла о любви.))))

Когда игра была окончена, и каждый называл свой псевдоним под общий смех, Он был очень смущен, но потом в его взгляде появился интерес. Я заметила, что он хочет мне что-то сказать.

После ужина мы разожгли костер на улице и стали петь песни под гитару. Он играл, я сидела напротив и пела. Он смотрел на меня и думал о чем-то своем.

Когда музыкальный вечер закончился и все стали заходить в дом, Он меня окликнул и предложил прогуляться.

Мы шли по узким улицам, уже было темно, и разговаривали. Вдруг Он серьезно повернулся ко мне и сказал: «Знаешь, я сегодня кое-что понял. Наташка мне совсем не нравится, по крайней мере не так, мне нравится ее внешность и все. Когда я читал сегодня твои письма, я понял, что именно такую девушку я искал».

Мне было приятно, наверное, я этого очень ждала, и сейчас Он говорил ЭТО мне!!!!

Прогулка стала самой романтической в моей детской жизни, очень приятно вот так идти с парнем, держать его за руку и слышать слова, которые давно мечтала услышать.

В один из дней была запланирована экскурсия в музей и по местным достопримечательностям.

В автобусе все пели хором, многие выучили любимые песни, я с подружкой Катькой были запевалами.

Мы затянули песню «Зачем ты это сделала, надела платье белое, кольцо на руку нежную, на голову фату?…»

Он с другом сидел за мной и резко окликнул и я, продолжая петь строчку из песни, обернулась: «Что я тееееебя лю-ююю-б-люююю».

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

Сначала я не поняла, чему он улыбается, а потом до меня дошло, я просто строчкой из песни призналась ему в любви!!!

Я повернулась еще, а он сказал: «Когда-нибудь я хочу это услышать от тебя по-настоящему».

В тот вечер он подарил мне признание в любви, записочку тайком положил под подушку. Так мы стали вести тайную переписку, оставляя друг другу записочки.

На озере Байкал мы пробыли две недели, загорели, наелись рыбы.

Но больше всего мне запомнились ночи.

С Ним мы пели песни о любви или  лежали на еще теплом песке и рассматривали звезды. Небо казалось низким, а звезды большими и яркими, и хотелось верить, что такими будут наши жизни.

Мы размышляли о судьбе, о том, что «люди встречаются, люди влюбляются, женятся…»

Меня удивляло, что самой его любимой песней была: «Как молоды мы были», она такая грустная и взрослая. Он говорил, что в этой песне вся настоящая Жизнь. Сейчас я думаю, что Он был прав.

А один раз мы поссорились.

Группа ехала поездом в Иркутск, на станцию мы приехали заранее, руководители разрешили детям погулять, при условии, что к определенному времени все были в сборе.

Через несколько часов все собрались, но ни Его и его друга нигде не было, все кинулись на поиски. Женя и Данил нашли их в нетрезвом виде на вокзале. Его приятель даже не мог  стоять на ногах!

Всю туристическую группу не хотели впускать в поезд, наши телевизионщики кое-как уговорили проводника.

После этого я стала игнорировать Его.

Он чувствовал свою вину, пытался поговорить, писал мне любовные послания, извинялся. А мне  просто было за него стыдно.

Прошло три дня, мы также не общались, он «ходил вокруг да около».

Я с девчонками сидела в холле гостиницы, он подошел ко мне и попросил листочек, я вырвала из блокнота и молча подала Ему.

Он что-то быстро написал, оставил на столике и ушел. Я взяла записку и прочитала стихотворение, в котором он просил прощение и признавался в любви.

Я написала ответ в стихах, что я готова его простить и что мне очень стыдно за него. Записку я свернула точно также, как и он, и положила на то же место.

Вечером мы встретились за ужином, Он рассказывал, как был очень удивлен, сначала подумал, что я не взяла его письмо, а потом развернул и прочитал.

Я Его простила.

Наше общение стало прежним. И еще мы стали писать друг другу стихи, и если собрать все записочки, то получился бы поэтический роман.

На обратном пути, в поезде, мы договорились каждый день видеться и созваниваться.

Ко мне Он  пришел только один раз … через неделю…

Разговор был ни о чем, куда-то все вдруг делось, не было уже доверительной атмосферы, философских разговоров и чего-то, что сближало и связывало нас. Как назло, в гости еще пришел мой одноклассник.

Сидела между ними и не знала, о чем разговаривать.

А потом Он перестал звонить.

14 февраля в двери его квартиры я оставила большую открытку-сердце со стихом, но Он мне больше не позвонил.

Так окончился мой  детский роман, у которого изначально не было будущего.

2008 г.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *